ГАРАНТ ЭКОНОМИИ ВАШЕГО
ВРЕМЕНИ И ДЕНЕГ

Сергей Тигипко: Я тоже готов платить за пойманных диверсантов

tigipkoКандидат в президенты рассказал, почему не критикует Россию, ответил на обвинения и признал ответственность за действия Януковича.

Политический путь Сергея Тигипко тесно связан с Виктором Януковичем. В 2004 году он руководил штабом ныне беглого экс-президента, работал в правительстве времен Януковича, а в 2012 с готовностью слил свою партию Сильная Украина ради объединения с Партией регионов. В критические дни Евромайдана Тигипко мог в Верховной Раде переломить ситуацию, остановить режим Януковича и не допустить крови. Однако этого не сделал. Теперь политик идет на президентские выборы. Личный рейтинг не позволяет ему победить, но дает шансы на парламентскую кампанию - политик снова восстанавливает Сильную Украину и не считает предательством слив партии. В интервью ЛІГАБізнесІнформ ответы Тигипко выглядят искренними и достаточно откровенными. Но есть нюансы. В последние месяцы он регулярно критикует украинские власти, совершенно избегая давать оценки Владимиру Путину и действиям России. В интервью он все-таки дал оценку - назвал российского президента противником Украины. Но после вычитки материала эту реплику в пресс-службе попросили убрать.

- Вы уверены, что 25 мая в Украине состоятся президентские выборы?

- Выборы состоятся. Помешать могут только нынешние власти, если обострят ситуацию на юго-востоке и не будут предпринимать никаких шагов, придумают какую-то провокацию. Тогда - да, выборы могут быть сорваны. Других вариантов я не вижу. 

- Вы много критикуете украинские власти, но избегаете критиковать Россию...

- Россия сделала огромную ошибку, аннексировав Крым. Рано или поздно это приведет к изоляции. В итоге Москва намного больше потеряет, чем приобретет. Вопрос Крыма будет вечно нас разъединять. Крым этого не стоил. В остальном, если говорить о критике России... Ну, если нам от этого легче - давайте критиковать. Но мяч-то на нашей стороне. Это наша страна и наши проблемы. Необходимо быстро эти проблемы решать. Если пиарится на критике России, то никаких проблем мы не решим.

- Должны ли украинцы в самом широком смысле объединиться перед лицом врага?

- Однозначно. Но делать это сложно - необходимо искать компромисс, а это означает, что каждый должен чем-то пожертвовать. Нужно сделать шаг навстречу юго-востоку. Власть отказывается что-либо делать. Я понимаю, почему - они боятся потерять рейтинги на западе и в центре Украины. Они боятся, что шаги навстречу воспримут как слабость. Этот страх не позволяет консолидировать страну. 

- Если вы приветствуете объединение, то чем конкретно вы помогли, помимо критики? Что именно сделали для того, чтобы страна была едина?

- Я нахожусь в оппозиции и веду себя в этой роли конструктивно. Возникла проблема по юго-востоку - я сразу подготовил со Светланой Фабрикант законопроект о местном референдуме. Это был бы шаг вперед, потому что можно было бы приехать и сказать: вот, вы получили инструмент решать свои вопросы. Кроме того, мы подготовили изменения в закон о языках, предложив сделать русский язык официальным.

- Эти инициативы не имеют смысла без политического диалога с властью. Вы пробовали говорить?

- Как только было сформировано правительство, я передал свою программу действий по пяти направлениям: борьба с коррупцией, дерегуляция экономики, упрощение предоставления услуг государством населению, шаги по европейской интеграции. Я предложил им свои наработки. 

- Кто для вас Путин?

- Очень умный и жесткий конкурент. Конкурент для Украины, для политиков Украины, тонко чувствующий слабые места в стране и давящий на них. При этом обидно, что мы частично даже понимая эту игру, не можем оперативно на нее реагировать, не можем опережать, даем возможность переигрывать нас. 

- Вы согласны с утверждением, что Путин - агрессор, который напал на Украину?

- В отношении Крыма - точно.

- Крым - украинская земля?

- Да, однозначно. И вечно будет оставаться. Думаю, рано или поздно Крым вернется под нашу юрисдикцию. Ключевой вопрос в том, какие стандарты мы сможем построить в Украине в бизнесе, инвестициях, демократии. Если это будет лучше, чем в России - уверен, что возвращение Крыма будет лишь делом времени.

- Русскоязычных притесняют в Украине?

- Сказать, что есть какое-то серьезное притеснение - думаю, нет. Но по некоторым позициям есть проблемы. Есть некоторые вещи, которые мы можем сделать навстречу русскоязычным гражданам. Например, судебные заседания проходят исключительно на украинском языке. Почему бы в некоторых регионах это не изменить? То же самое касается досудебного следствия и этикеток на медикаментах. По медикаментам нужно инструкции печатать на двух языках.

- Нужно ли делать русский вторым государственным языком?

- Я бы сделал это. Я считаю, что это по-человечески и по-европейски. Если люди реально говорят на этом языке, то это нормально, это комфорт человека, это то, что западная цивилизация старается сделать для своих граждан - сделать их жизнь комфортной. Не нужно это воспринимать как давление или неуважение по отношению к украинской культуре.

- Вы голосовали за скандальные законы 16 января. Что вы чувствуете в связи с этим?

- Тогда никто не понимал, за что мы голосуем. Не прорабатывались эти законы. Их не было в Верховной Раде, они не рассматривались большинством. Их внесли, как я понимаю, из Администрации президента. В тот же день они были каким-то образом зарегистрированы. Вы можете опросить 100 депутатов Партии регионов - никто не скажет, что эти законы где-то видели или обсуждали...

- Тем не менее, вы отдали свой голос "за".

- Да, голосование состоялось. Голосовали руками. Обидно, что проголосовали неизвестно за что. Просто в запале драки, свалки, которая возникла - "любой ценой голосовать". Очень обидно, что это произошло. Чувствую обиду и сожаление.

- Вы чувствуете ответственность за действия Януковича на посту президента?

- Нужно честно говорить. Я был членом Партии регионов, хоть и вступил туда лишь весной 2012 года и не имел какого-то большого влияния, потому что так и не смог интегрироваться до конца в партию и получить какие-то серьезные возможности влиять на процессы. Тем не менее, раз я там был, значит, я причастен, пусть и частично.

- Где вы были 18-20 февраля, когда на Майдане расстреливали людей?

- Я был в Киеве, в Верховной Раде.

- 20-го вас в парламенте не было, хотя вы лично требовали созвать внеочередное заседание. Его открыли, но вы не пришли. Почему?

- Что касается 20-го, то в это время в страну прибыли министры иностранных дел из Евросоюза. В этот день мы создали депутатскую группу внутри фракции Партии регионов утром в этом зале (зал совещаний на пятом этаже ТАСКОМБАНКА, - ред.). Мы заявили, что если мы не будем стороной переговоров, если этой стороной будет исключительно Ефремов, то мы откажемся голосовать в Верховной Раде и будем принимать решения самостоятельно. После этого я провел переговоры с Кличко итЯценюком, чтобы понять, что они предлагают в плане решения конфликтной ситуации, потому что они раньше начали вести переговоры с главами МИД ЕС. После этого мы работали с министрами иностранных дел до шести утра, вырабатывая известную платформу, которую затем подписал Янукович, представители ЕС и оппозиционеры.

Я считаю, что тогда был найден правильный выход. Если бы Янукович подписал закон об изменениях в Конституцию, который мы приняли, если бы Янукович не уехал из страны - ситуация могла бы развиваться немного по-другому сценарию. 

- Вооруженные люди, едва не линчевавшие милиционеров в Горловке. Убийство оперативника "Альфы" и ранение других офицеров СБУ. Зверское убийство депутата. Вооруженные люди на украинских БТРах. Вам не кажется, что "мирный митинг" на Донбассе зашел слишком далеко?

- Он заходит далеко. Это я признаю. Как решать? Я сегодня читаю заявления господина Лаврова... Я вижу, что все обостряется. Я уже месяц кричу, как решить эту ситуацию. Если мы хотим решить этот вопрос силой, не сделав ни одного шага по отношению к тем и людям и требованиям, которые выдвигаются на юго-востоке - я против такого силового решения вопроса. 

Люди задают простые вопросы - дополнительные полномочия регионов. Почему ничего не сделано? В Луганске и Донецке говорят о расширении прав русского языка. Почему ничего не сделано? Говорят о переформатировании правительства. Я говорил - вводите министров без портфелей, которые будут заниматься решением этих вопросов, подбирайте людей, которые будут восприниматься. Ничего не сделано. Поэтому, когда сегодня говорят о силовом варианте, то я спрашиваю - а в Киеве все помещения освобождены? Но никто же не говорит о силовом освобождении. А там эти вопросы задают. Мы хотим реально решить проблему? Тогда надо делать шаги навстречу.

С другой стороны, если мы сделаем шаги навстречу, а в ответ на Донбассе ничего не изменится - тогда другой вопрос. Но шагов навстречу нет. Я бы назначил референдум по проблемным вопросам - выборность губернаторов и расширение прав местных властей, русский язык, федерализация.

- Вы говорите не о всех людях. Есть еще те, кто с автоматами в руках требуют присоединить Донбасс к России.

- Если мы сделаем шаги, о которых я говорю, то, извините, отсоединиться и идти в Россию - это против Конституции, это радикалы. Ко всем радикалам, которые находятся и в Киеве, и на Донбассе, должна применяться сила.

- В соцсетях обсуждают, что на встрече в Луганске во время общения "оффрекордс" вы якобы заявили следующее: "Держитесь, мужики, через два месяца будем в России".

- Это ложь. Никогда ни одного шага я не сделаю, который бы вел к сепаратизму, к тому, чтобы хотя бы один квадратный метр передать России. 

- Как вы считаете, российские диверсанты есть на Донбассе?

- Думаю, да. Не могу сказать, что уверен. Но все говорит о том, что там есть влияние Москвы. Спецслужбы должны вылавливать диверсантов и показывать по телевизору для того, чтобы люди понимали, что идет провокация. 

Россия причастна к дестабилизации на юго-востоке. Чьими руками она это делает - спецслужб или тех людей, кто уехал из Украины - не столь важно. Но без российского начала эта явно хорошо организованная дестабилизация на юго-востоке не сработала бы.

- Разве сегодня существует "юго-восток"? По факту видим только проблемы на Донбассе.

- Вы правы. Надо разделять. Южные и восточные регионы действительно по-разному реагируют на многие вещи. Иногда и я грешу "юго-востоком". Но правильно, конечно, говорить о ситуации на востоке.

- Ваш бывший партнер Игорь Коломойский проводит акцию "10 тысяч за диверсанта". Готовы помочь?

- Если будет проблема с деньгами - можем добавить.

- Почему вашу кандидатуру на выборы президента не поддержала Партия регионов?

- Потому что я отказался от конфигурации "быть поддержанным". Я мог бы стать единым кандидатом. Но меня не устраивает то, что этой партией будет руководить один человек. Я отказался от частного предприятия "Партия регионов". Идти от такой партии - не очень большая честь.

- Выдвижение Добкина означает, что хозяева Партии регионов договорились с фаворитами президентской гонки и решили подыграть им? Добкин не пользуется популярностью.

- Было бы удивительно, если бы те люди, которым партия сегодня принадлежит, не вели таких переговоров. Переговоры ведутся, конечно.

Бойко и Королевская - ваши технические кандидаты?

- Нет, точно нет.

- Кто дает вам деньги на избирательную кампанию?

- Мы ведем самостоятельную кампанию. Пока что я полностью сам все финансирую.

- Что с Сильной Украиной?

- Я собрал всю бывшую Сильную Украину, которая с удовольствием со мной работает. На днях объявили, что будем делать проект Сильная Украина и возобновим партию. На следующие парламентские выборы пойдем с этой партией на выборы. Многие партийцы так и не смогли интегрироваться в Партию регионов. Как вы знаете, до сих пор остались группы и фракции Сильной Украины в местных советах. Люди с удовольствием вернуться. Кроме того, я думаю, большая часть членов Партии регионов перейдет в нашу партию.

- Вы создали Сильную Украину, потом фактически отдали ее Партии регионов, теперь снова реанимируете. Вас называют предателем.

- Мы очень предметно обсуждали вступление в Партию регионов. Это был публичный процесс. Мы не прятались и обсуждали до хрипоты. Мы поверили, что это будет партия, которая будет заниматься реформами. Ну, да. Мы виноваты, что поверили. Точно так же, как и почти половина страны, которая отдала свои голоса за Януковича. Люди верили, что человек, который получает такие возможности, будет работать во имя людей.

Знаете, никаких обвинений я не боюсь. Я старался вести себя корректно на всех своих должностях, старался делать необходимые реформы. За мной нет коррупционных скандалов, я не бежал в Партию регионов, чтобы заработать денег на государственной службе - вот это меня бы пугало. А все остальное я переживу. Есть идея, а партия для меня - инструмент реализации этих идей. Если идеи остаются - да, организуемся и снова пойдем на выборы.

- Вы собираетесь конкурировать с Партией регионов, опираясь на избирателей востока Украины?

- Я считаю, что современная партия должна быть центристская. Есть правильные идеи у левых и правых. Надо брать самое разумное и создавать партию для всей страны. Важно, чтобы эта партия была не юго-восточной, а всеукраинской. Мы будем работать во всех областях.

- Социология говорит, что у вас нет шансов на президентских выборах. Зачем вам эти выборы?

- Что касается рейтингов, то все достаточно нестойко. Ситуация может поменяться быстро. Мои рейтинги построены на явке, которая есть. Потому что основные рейтинги - Донецк, Луганск, Запорожье, Одесса, Днепропетровск. Пока что там явка порядка 50%. Только будет 70% - многое поменяется. Кроме того, я считаю, что на выборы президента идут тогда, когда не могут не идти. Есть идеи, есть план, есть предложение для страны - вот и все. Параллельно с этим, конечно, есть потребность собрать сторонников, которые потом вместе с партией пойдут на парламентские выборы.

- Наши опросы бизнесменов показывают, что все старые теневые схемы в экономике продолжают действовать. Какие шаги нужно сделать, чтобы исправить ситуацию?

- Нужно сделать один шаг - сменить правительство.

- Это ничего не гарантирует.

- Почему? Надо менять людей, потому что схемы крышуются наверху, в том числе людьми, которые создают коалицию в Верховной Раде. Это определенные договоренности. Не поменяете людей - ничего не сделаете. Будете писать законы, менять статьи, кого-то увольнять. Но ничего не поменяется. Дело в том, что реформы делают люди. Условно говоря, что мешает сегодня нормально возмещать НДС? Что мешает накрыть 12 конвертационных центров? Правительство не знает, где они находятся? Что мешает? Мешают люди, которые не в состоянии этого сделать. Кто мешает убрать вертикали, которые занимаются регистрацией земли, недвижимости? Все зависит от людей. Меняться ситуация начнет только тогда, когда будет искренность в намерениях. Сегодня искренности нет.

Источник: Лига Закон


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Войти
Регистрация

Календарь

Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1